Работая с детьми, пострадавшими от травли в школе, их родителями и учителями, мы видим, что вовремя заметить проблему взрослым и детям мешают неверные представления об этом явлении. Мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда родители или учителя из самых лучших побуждений предлагают ребенку простой и «логичный» способ реагирования на его проблемы, например, не обращать внимания на обидные клички или игнорировать бойкот в классе. В ситуации травли подобные советы — бесполезны, а иногда – могут сильно навредить.

Для того, чтобы как можно больше родителей и учителей своевременно замечали признаки школьной травли и протягивали руку помощи детям, попавшим в беду, мы задумали новый цикл статей.

В каждой публикации мы будем говорить о конкретном «мифе», иллюстрировать его реальной историей из жизни и пояснять, как лучше действовать, чтобы прекратить травлю и минимизировать её последствия.

Миф №6

Насилие в среде школьников – исключительно детская проблема, связанная с возрастными особенностями и возросшей агрессивностью нынешних детей.


Сегодня здесь будет представлена необычная история. Мы хотим привести маленький живой кусочек из детского опыта одной из участниц команды нашего проекта*. Назовем ее Машей.


История Маши.

«Учась в среднем и старшем звене, я никак не могла понять, отчего у нас такой недружный класс. Недружная параллель и какая-то серая и грустная школа с несколькими любимыми учителями — «звездочками». Окончив ее больше 20 лет назад, я почти сразу забыла все это и только начав работу с темой буллинга, смогла впервые с тех пор вернуться к школьным воспоминаниям, взглянуть на них совсем по-новому.

С удивлением вспомнила, что в моем классе обращение по фамилии считалось почти уважительным, чаще в обращениях к одноклассникам звучало что-то вроде «эй, дистрофик», «черномазая», «корова» и т.п., и все это мной субъективно считалось «нормой» (я не жаловалась маме на происходящее). Уверена, те, кого обзывали (примерно одни и те же люди), тоже не жаловались.

Вторым удивлением стало воспоминание о том, как могла в нашем присутствии выражаться учительница русского и литературы, обращаясь к конкретным ребятам. Это было совсем не литературно, очень унизительно и перед всем классом. Учительница географии позволяла себе бить мальчиков указкой по рукам (одну так сломала), а еще без предупреждения подходить сзади к тем, кто жевал «жвачку», запускать руку в рот и с возгласом победителя вынимать искомое изо рта. Так было «как будто бы можно». Со стороны взрослого, сильного, облеченного властью взрослого, в отношении подчиненного, более слабого и зависимого, ребенка.

Одним из самых отвратительных воспоминаний о школе, пожалуй, стала история о травле одной из учительниц. Тихая, скромная, бедно одетая женщина вела у нас не особо значимый предмет. Сейчас понимаю, что ее жизнь наверняка была полна причин, по которым она не могла одеваться и выглядеть иначе. Я уважала ее за то, что она всегда могла пояснить важные моменты по своему предмету и находила плюсы даже не в самых лучших работах. А еще за то, что она следовала своим обещаниям – и в хорошем смысле («поставлю плюсик и следующая твоя оценка будет выше на балл») и не очень («сдашь позже срока – выше «тройки» не жди, даже если выполнишь на «шестерку»).

Признаюсь честно, хорошее к ней отношение я старалась не показывать, потому что это было не принято. Над ней издевались дети. Это был тот единственный в моей жизни случай, когда взрослому учителю действительно клали на стул кнопку острием вверх. Когда тряпку для доски перед уроком специально мочили водой из вазы с загнившими цветами. Когда на просьбу выйти к доске девятиклассник мог ответить «выходи сама», а на двери кабинета регулярно появлялись оскорбительные надписи. Все детство я не могла понять, что же с ней было не так. И вот сейчас, приближаясь к своим сорока, кажется, поняла. Дело было совершенно не в ней. И мне бесконечно стыдно за свое невежество и страх, помешавшие тогда взглянуть на ситуацию шире.

Ее травили свои. Травили учителя. Для части из них было нормально спросить «Ну, что, от Мариванны идете? Не задохнулись в кабинете?», «А Марьванна уже помыла голову на этой неделе?», или еще, увидев раскрошенный мел у доски, отвесить замечание «Кто сюда Марьванну пускал, она, что ли, натрясла?».

Мне по сей день сложно передать все отвращение и гнев, переполнявшие тогда. Нет, не к Марии Ивановне. А к Ивану Ивановичу, Наталье Петровне, Лидии Васильевне* и всем тем, кто подорвал в нашем детском сообществе веру в то, что каждый имеет право на свое место под солнцем и хорош по-своему. Что никто не имеет права причинять боль другому. Что унижение и насилие – это не норма и так быть не должно!

С шестого класса у нас сменилось четыре классных руководителя. Внутри класса была четко выстроенная иерархия, основывалась она сначала на успеваемости, потом на степени внешней привлекательности для противоположного пола. «Касты», унижение и власть стало тем, что управляло детским коллективом после того, как в шестом ушла первая и последняя небезразличная классная руководительница. Я ни разу не приходила на вечера встреч в свою школу. И сейчас точно понимаю, почему вряд ли захочу прийти туда когда-нибудь вообще».


Исследователи утверждают, что при обнаружении буллинга и притеснений внутри взрослого учительского коллектива, травля совершенно точно будет выявлена и в детской среде этой школы.

Правила, которыми руководствуются дети, усваиваются ими не из нравоучительных бесед и учебников, где написано «как надо», а из среды, в которой они живут. Если ценностями этой среды являются взаимоуважение, помощь ближнему и дружба, а учитель готов выслушать, принимать всерьез и при необходимости разобраться в ситуации и защитить – дети без труда освоят навыки взаимовыручки и заботливого отношения к себе и другим.

Когда же от ценностей остаются лишь требования, а поведение взрослых демонстрирует совершенно обратные «истины», ожидать от детей «доброго и светлого», к сожалению, не приходится.

Дети нуждаются в комфортной и безопасной среде, в которой можно будет заниматься тем, что важно и интересно: учеба, игры, дружба и творчество. Даже один взрослый, обозначающий свою четкую позицию о недопустимости насилия, способен изменить очень многое. Давайте менять мир к лучшему вместе. Давайте жить дружно!

*все истории мы публикуем с согласия детей и родителей,педагогов изменяя по их просьбе имена.

*Проект по профилактике школьного буллинга «Давайте жить дружно», реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

#нко #вектор#джд#давайтежитьдружно#президентскиегранты#фондпрезидентскихгрантов​

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.