«Беременность в 12 лет — это не вред здоровью?! А психологическую травму еще надо доказать»
Татьяна Шуваева, начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокуратуры Пермского края, рассказала Properm.ru о преступлениях, совершаемых несовершеннолетними, и преступлениях, совершаемых в отношении несовершеннолетних.

«Детская колония не пустует»

— Татьяна Витальевна, судя по статистическим данным, количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, снижается. Что поспособствовало этому?

— Планомерная работа по профилактике преступлений среди подростков и детей принесла свои результаты. В 2016 году было 1894 преступления совершено несовершеннолетними, а в начале 2000-х эта цифра была порядка 7 тыс.

Преступность среди несовершеннолетних

Показатель 2013 2014 2015 2016
Совершено преступлений несовершеннолетними 2167 1824 1904 1894
Совершение преступления несовершеннолетними в состоянии алкогольного опьянения 290 322 346 340

 

За три месяца этого года отмечено снижение преступлений, совершенных несовершеннолетними, на 17,5%. Это синергетический эффект всех мероприятий, проведенных за последние годы.

— Каков возраст детей, которые совершают преступления?
— Начиная с 9 лет, в этом возрасте их незаконные действия называются не преступления, а «общественно-опасные деяния».

Воспитательная детская колония у нас не пустует, к сожалению. Несмотря на то, что уголовное законодательство становится мягче. К детям до 16 лет нельзя применять лишение свободы. Закон предусматривает гуманные меры наказания: это присмотр родителей, учреждения открытого типа, для проведения профилактической работы, центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, спецшкола в Очерском районе. Если не достигаются положительные результаты, тогда — колония.

— Накануне, 11 апреля, стало известно, что 14-летние подростки в Иркутской области в Боханском районе на протяжении нескольких часов насиловали, мучили, избивали 13-летнего ученика этой же школы. Есть ощущение, что преступления, совершаемые подростками, стали более жестокими.

— У нас аналогичный случай — в Ленинском районе Перми. Подростки, учащиеся техникума им. Плеханова, на съемной квартире пьянствовали всю ночь, без контроля, без надзора. И в течение пяти часов издевались над своим сокурсником. Изнасиловали, избивали, снимали все это на телефоны.

Родители у кого-то ушли на день рожденья, отдыхали от детей, у кого-то просто дома были. И где дети, чем заняты, никого не волновало. А родители по семейному кодексу — первые и главные воспитатели.

За это преступление только один, 18-летний, осужден в конце марта 2017 года на 6 лет колонии строгого режима. Других не привлекли в силу возраста. Какое у них осталось после этого представление о нарушении закона, о неотвратимости наказания? Все можно? Можно нарушать закон?

Есть ощущение, что дети стали более жестоки. Подобные случаи, может, были и раньше, но сегодня сопровождаются они информационными технологиями. Подростки снимают на телефон свои незаконные действия, выкладывают в интернет, это какое-то самоутверждение. Вот, мол, они какие, они короли. Унижают других на камеру.

«Одного выстрела достаточно — «зубрила». Фото акции ЮНИСЕФ, направленной на борьбу с кибер-насилием, одной из причин депресии и самоубийств детей.

 

— Что можно и нужно сделать, чтобы избежать таких происшествий?

— Вопрос школьных взаимоотношений в стороне не остается. В том числе им занимаются некоммерческие организации. У нас в крае организация «Вектор» исследует причины школьного буллинга (формы у этого явления разные: систематические насмешки, вымогательство, физические и психические унижения). Для детей есть «горячие линии», им могут оказать психологическую помощь, поддержку.

Сегодня от ГУВД Пермского края до нас дошла информация, что и у нас в крае, как и в ряде других субъектов РФ, появились группы, пропагандирующие тюремную романтику. Группы появляются под аббревиатурой А.У. Е. В них большое количество несовершеннолетних участников, эти дети и подростки понятия не имеют о тюрьме, о том, что такое нарушение закона, но им нравится причастность к чему-то запрещеному. Им навязывают уголовный лексикон, так называемые законы зон и тюрем, собирают какие-то «общаки».

 

— Школа самоустранилась из сферы воспитания. Оказывает образовательные услуги, а не воспитывает человека. Это причина?
— Одна из причин. Я на днях, кстати, была свидетелем, что и медицина взорвалась на тему «оказания услуг», врач заявил: «так лечить будем или оказывать услуги, в конце концов?» Это разные подходы, конечно.

«Насиловал сына на глазах у жены»

— Все чаще появляется информация о жестоком обращении с несовершеннолетними, об изнасилованиях, убийствах детей. Проблема стала серьезней? Количество случаев жестокого обращения с детьми выросло?

— Нет, в целом тоже снижение количества преступлений и снижение количества потерпевших. Но ведь за каждым случаем — трагедия, чья-то сломанная судьба, оборванная жизнь. 47 детей в прошлом году погибли от рук преступников. А среди преступников и братья, и отцы, и отчимы, и матери. Видимо, поэтому такой общественный резонанс имеют эти дела.

Преступления, совершенные в отношении несовершеннолетних

Показатель 2013 2014 2015 2016
Количество преступлений в отношении несовершеннолетних 3144 3184 3276 2205
Погибших 53 43 47 47
Преступления против половой неприкосновенности 284 474 337 386
Преступления против жизни и здоровья 1716 1589 1696 1130

 

Кражи, грабежи, разбои составляют всего 11% от общего числа преступлений в отношении несовершеннолетних. 51,2% — это преступления против жизни и здоровья, чаще всего побои, тут тоже небольшое снижение.
По-настоящему беспокоит рост количества преступлений против половой неприкосновенности. В 2013 году удельный вес таких преступлений от общего числа преступлений в отношении несовершеннолетних составлял 9%, в 2016 году — 17,5%.

— После трагического случая с девочкой, которую в Перми посреди бела дня похитил, изнасиловал и убил таксист, в сети появилась петиция о возврате смертной казни. Это выход?

— За лишение жизни, за серийные убийства, может быть, можно рассматривать такое наказание как смертная казнь. За другие преступления, я считаю, нельзя.

К сожалению, чаще преступниками становятся роственники, члены семьи. Несмотря на то, что работаю давно, я была потрясена трагедией в Лысьве, где родной отец убил сына. Мало того, на протяжении 2–3 лет он над ним издевался, насиловал на глазах у своей жены, и никто ничего не сделал! Он держал его в подвале, он его мучил.

Мальчик жаловался на головокружения, ходил к врачам, те осматривали его, но не нашли никакого подтверждения жестокому обращению, потому что отец сказал, что его сын ненормальный и принимает психотропные препараты. И произошло убийство, мальчика не стало.

— Никто, ни учителя, ни врачи, ни соседи, ни друзья, ни родственники, — никто не заметил, не заступился.
— К сожалению, такие случаи не редки. Отчим на протяжении нескольких лет насилует падчерицу. Неужели мать не видит? Видит, знает. Или в гинекологическом кресле обнаружили, что в отношении девочки были совершены насильственные действия, по всей вероятности, они были совершены несколько лет назад, когда она еще не понимала, что с ней делают, и поэтому никому не рассказала. В сельской местности такое сплошь и рядом.

Некоторые мамы так и говорят: «Ну и что особенного, случится это с ней (дочкой) в 10 лет или в 16 лет?» И как с этой мамой разговаривать? Что ей объяснишь?

Даже наше законодательство в этом отношении не очень жесткое. Например, беременность не считается тяжким вредом здоровью. Девочку (12 лет) изнасиловали, она забеременела. Но состояние беременности не рассматривается, как какое-то угрожающее жизни состояние. Или например, нарушение девственной плевы — вообще не считается телесным повреждением. Вот как так?

— И остается что? Моральная травма?

— То-то и оно, но ведь это надо еще доказать, миллион экспертиз провести. Вот в Соликамске был случай, парень забегал за девочками в подъезд, трогал их, кому-то в штаны руку засунет, кому-то грудь начнет трогать, держит, естественно, не пускает. Кто кричал, он отвечал: «Не бойся, это не больно, не страшно». Его нашли. И он оказался невменяемым. А в его действиях отсутствует состав преступления, потому что он не понимал, что совершает. А девочки-то что пережили, они же понимали, что с ними совершают.

«Одного выстрела достаточно — «толстуха».

 

— Как родителям обезопасить детей, что делать?

— Родители должны разъяснять постоянно, что нельзя открывать двери чужим, нельзя с ними уходить, даже если чужой человек говорит, что он друг мамы или папы. Сейчас очень изменилась ситуация в школах. Есть возможность — только сопровождать. Не предусмотришь каких-то конкретных мер для каждого родителя. Каждая ситуация отлична от другой.

И для родителей правила должны быть жесткие, они должны нести ответственность. Но опять же случаи разные. Например, дети выпадают из окон. Мама вышла на кухню, за водичкой, в комнате остался дед, он сидит тут же, смотрит телевизор, ребенок на диван, который стоит у окна и в окно. Доли минуты. Я считаю, что это — случай. Но суды привлекают родителей к ответственности. У семьи горе, трагедия, их привлекают к ответственности. Нет тут вины мамы, я считаю. Она же не ушла куда-то на 2–3 часа, не посадила его на окно…

Мы пытаемся с краевым судом как-то выстроить общую систему понимания этих случаев. Пока приходим к единому мнению, что случай случаю рознь, в каждом надо разбираться досконально.

Родители ведь чем у нас сейчас заняты? Зарабатыванием денег, бизнес у них. С одной стороны, они для детей стараются, а с другой стороны, ребенок остается без должного присмотра, без воспитания, без любви, нежности. Исчезают из жизни современных семей какие-то основополагающие понятия. Все механически, все бегом. И дети ищут недостающее внимание в соцсетях.

Источник: Сетевое издание «Properm.ru»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.